Эль Мюрид: Термидор (часть 2)

Эль Мюрид: Термидор (часть 1) 

На Востоке не любят сразу переходить к делу. Стремительный стиль европейцев, за чашкой кофе подписывающих контракт, коробит неторопливых шейхов. Они любят и понимают толк в намеках.


В сентябре 11 года в СМИ появилась информация о загадочном покушении на эмира Катара Хамада. Его кортеж был обстрелян в Дохе, когда он ехал на встречу с российским послом. Оставим за скобками вопрос — с каких пор главы государства ездят к послам, а не наоборот. И почему так акцентированно был выделен именно российский посол.

Было покушение или нет — скорее всего, никто и никогда не узнает, но то, что горячий привет эмиру передал кто-то обиженный, сомнений не вызывает. Кстати, через полтора месяца этот же самый посол был избит в аэропорту Дохи. Эмир в этой части намек понял очень хорошо.

Ровно через год такой же горячий привет передали человеку гораздо более высокого положения — президенту США. Какие-то неведомые подонки хладнокровно убили американского посла в Бенгази. Те детали, которые просочились в открытый доступ, явно свидетельствовали, что убийство было спланировано, как хорошая спецоперация очень высокого уровня. О народном возмущении говорить просто не приходилось.

Этот намек Обама понял сразу и очень хорошо. Вышедшая из-под контроля Аль-Кайеда стала играть за чужую команду, и никаких шансов у «братьев-мусульман» против нее не было. Планы и расчёты нужно было корректировать.

За трагедию в Бенгази нужно было назначать виновной, безусловно, госсекретаря Клинтон, но её вывели из-под удара, показательно распяв директора ЦРУ Петреуса. Возможно, за Клинтон попросил ее муж, возможно, ей еще предстоит появиться на сцене году так в 2016 — и поэтому она должна выглядеть блестяще. Но планы Обамы явно и очевидно претерпели серьёзную корректировку. Весь внешнеполитический блок (министр обороны — директор ЦРУ — госсекретарь) возглавили специалисты по Ближнему Востоку, а главное — имеющие прекрасные личные связи в Иране. Параллельно с этим Обама начал регулярно делать заявления, которые можно было интерпретировать совершенно однозначно — он делал предложения Ирану.


Первым ситуацию, похоже, оценил израильский премьер Нетаньяху. Прекрасно понимая, что Обама теперь будет вынужден играть ва-банк, он уже через пару недель после Бенгази выступил с совершенно глупым предупреждением Ирану, навлек на себя саркастический смех за свои наивные рисунки и красный фломастер. Только вот Нетаньяху кто угодно, но не глупец. Разворот Обамы в сторону Ирана стал неизбежен, а для израильских правых, имеющих прекрасные связи с американским имперским истэблишментом, упражнения Обамы в этом направлении стали красной тряпкой.

Но у американского президента уже не было вариантов - он был вынужден учитывать все более вероятную ситуацию, в которой ставка на «братьев-мусульман» оказывалась битой. Это ставило под угрозу не только планы Обамы как фронтмена одной из элитных группировок США, но и планы его, как президента. Ситуацию нужно исправлять.

«Братья» не сумели решить поставленных перед собой задач практически нигде. Сопротивление им нарастало во всех странах, а противники уже оправились от ошеломления и перешли к методичной борьбе с ними.


Для Обамы переориентация на Иран, как на государство, способное взять под контроль ситуацию в регионе, выглядит на порядок менее предпочтительной — Иран крайне сложный партнер. Его нельзя контролировать, ему нельзя доверять, да и сам он не доверяет США ни на йоту. С ним можно только договариваться. Тем не менее, Иран — естественный противник главного союзника республиканцев на Ближнем Востоке — Саудовской Аравии. И если их не получится выдавить из региона, то создать патовую ситуацию можно и нужно. Заодно худо-бедно, но Соединенные Штаты могут покинуть регион, оставив его в состоянии борьбы двух крупнейших игроков.

Решить эту задачу Обаме будет крайне сложно. Подобное развитие событий неприемлемо для Израиля. Усилившийся Иран — это однозначно усилившаяся Хезболла, да и кинутый всеми ХАМАС начинает дрейфовать в сторону аятолл, так как альтернативой станет просто его кончина.


Нетаньяху вытаскивает на свет божий никому особенно неинтересный реактор-бридер в Араке, заявляя, что раскрыл зловещие планы по производству оружейного плутония с его помощью. Теоретически это возможно — реактор IR-40 предназначен для производства изотопов для нужд медицины, сельского хозяйства, строительства. Он же может производить и плутоний. Тонкость в том, что контроль МАГАТЭ вполне реален, и аятоллы попросту не смогут тайно запустить это процесс. Но намек Нетаньяху прозрачен как слеза.

Если угрозы бомбить центрифуги в Натанзе и Фордо выглядят не очень убедительно — мало просто прилететь на точку, нужно еще пробить десятки метров скального грунта, под которым расположены эти предприятия, то угроза накрыть реактор в Араке совершенно реальна. Он находится на поверхности и открыт всем ветрам. При явной и очевидной угрозе достижения договоренностей между США и Ираном бомбардировка Израилем этого объекта вызовет жесткий ответ Ирана — возможно, что и ответный удар. Переговоры о чем бы то ни было будут сорваны. Риск для Израиля существует, но он значительно меньше, чем если просто сидеть сложа руки.


Поэтому задача для Обамы выглядит неразрешимой. На данном этапе. Ожидать, что он опустит руки, не приходится, однако вариантов у него не так уж и много. Главное — сегодня у него осталось очень немного союзников в регионе, которые поддерживают оба блока решаемых им задач. Пожалуй, только Турция и завзятые евроатлантисты в Европе. Совершенно не зря Эрдоган рвет и мечет икру на переворот в Египте, а перевозбудившийся Франсуа Олланд и его министр иностранных дел Фабиус готовы гуманитарно отгеноцидить всех кто не спрятался за варварское преступление под Дамаском неизвестных лиц, применивших (?) химическое оружие по детям. При этом Олланд с его экспериментами в области семейного права Франции выглядит точно не союзником республиканцев — он идеологически человек Обамы и его команды. Наконец, вчерашний обстрел Израиля с территории Ливана и ответный удар Хель Авир выглядят рутиной, но это тоже вполне возможный разворот событий в плане намеков Израилю, что и на него может найтись управа.

Как ни странно, но Иран стоит в какой-то мере в одном ряду с Турцией и Францией - он точно та же жестко отреагировал на переворот в Египте. Он же сделал весьма примечательный шаг, направив на церемонию коронации эмира Тамима в Катаре своего министра иностранных дел, который имел с новым эмиром - человеком Обамы - продолжительную и задушевную беседу. Такие намеки интерпретируются однозначно. Иран готов к переговорам и дает понять Штатам, что определенные трудности, которые теперь испытывает Обама, ему понятны и вызывают сочувствие.

Во всяком случае, вариант, при котором рядом с Израилем может резко и серьезно дестабилизироваться обстановка, вполне возможен. Есть, кто это может сделать. В качестве угрозы планам Нетаньяху разрушить переговорный процесс это выглядит не слишком убедительно — но пока ничего другого не просматривается. Слишком сильна позиция Израиля в этом вопросе.

В Египте же, похоже, для Обамы уже мало что светит. Саудовская Аравия, Израиль и египетские генералы — очень серьезный союз, чтобы с ним справились обескровленные и размежовывающиеся «братья». Здесь, по всему, придется отступать без вариантов. Естественно, что далеко не все события в Египте инспирированы внешними силами — скорее даже, незначительное их количество. Сейчас Египтом управляют сугубо внутренние обстоятельства, в которых внешний фактор уже мало что значит.

Источник

Комментарии

Станьте первым, кто прокомментирует эту новость

Хотите поделиться своим мнением?